February 3rd, 2018

Pygar

(no subject)

РЕДУКЦИОНИЗМ "СОЛЯРИСА" И НИЩЕТА КОММУНИКАТИВНОГО ПОДХОДА

Лем Солярис.jpg

Исследователи сто лет пытались пообщаться с Солярисом. Ничего не вышло.

Океан не пользовался машинами и, как известно, не строил их, хотя в определенных условиях казался способным к этому — он иногда копировал части погруженной в него аппаратуры; делал он это лишь на первом и втором году исследовательских работ; потом он упорно игнорировал все повторяемые с бесконечным терпением опыты, словно потерял всякий интерес к нашим приборам и изделиям, а может, и к нам самим...

Но... Если долго изучать разумное существо, оно начнет изучать вас. Причем в данном фантастическом литературном случае без какого-либо общения:

Океан проявил способность к разумным действиям, способность к органическому синтезу наивысшего порядка, которая нам неизвестна. Океан знает строение, микроструктуру, обмен веществ нашего организма...

отсюда следует, что он может читать нас, как книгу. Понимаешь, что я имею в виду?
— Да. Если бы он захотел, то мог бы с нами договориться?
— Конечно. Разве не ясно?
— Нет. Безусловно, нет. Ведь он мог взять лишь рецепт производства, который состоит не из слов. Фиксированная запись памяти имеет белковую структуру, как головка сперматозоида или яйцеклетка. Там, в мозгу, ведь нет никаких слов, чувств. Воспоминание человека — образ, записанный языком нуклеиновых кислот на макромолекулярных асинхронных кристаллах. Итак, он взял у нас то, что более всего подавлено, крепко-накрепко закрыто, глубже всего спрятано, понимаешь?
Pygar

(no subject)

И, как открыть его, никак не догадался:
А Ларчик просто открывался.


Если простое не синоним очевидного, то что оно тогда?
Или так: очевидное - это "простое-до", а "простое-после" непонятно, как еще назвать.
На нем, собственно, построена вся система образования и передачи опыта: объяснить на несколько порядков проще (и на миллион лет быстрее), чем дойти своим умом.